Коробко М.Ю. Усадебное ожерелье Юго-Запада Москвы. ЯСЕНЕВО - Район Ясенево - Статьи - Район Ясенево
Сайт жителей района Ясенево - YASENPEN.RU

Главная » Статьи » Район Ясенево

Коробко М.Ю. Усадебное ожерелье Юго-Запада Москвы. ЯСЕНЕВО
Если попытаться характеризовать усадьбы подмосковных имений с позиций присущего им архитектурного стиля, то Ясенево, безусловно памятник барокко с характерными для него не только пышностью и внешним блеском, но и известной традиционностью. 06 этом свидетельствуют и французский, то есть регулярный, парк (сейчас сильно заросший), и композиция "курдонера" - парадного двора, быть может, одного из первых по времени художественно скомпонованных усадебных дворов в России.

Ясенево - древнейшее село Подмосковья, известное с XIV в. Оно упоминается около 1339 г. в одной из духовных грамот великого князя московского Ивана Даниловича Калиты. Вплоть до конца XVI в. Ясенево принадлежало его потомкам, в том числе Ивану IV Грозному, в припадке гнева убившему своего старшего сына царевича Ивана Ивановича, которому и было завещано Ясенево.

Под 1635 - 1636 гг. владельцем Ясенева в переписных книгах называется Ананья - младший сын царского духовника, протопопа Благовещенского собора Максима. Ананья находился в фаворе у царицы Евдокии Лукьяновны, неоднократно получал от нее дорогие подарки. Возможно, Ясенево было пожаловано ему по ходатайству царицы в связи с женитьбой в 1631 г. Имение ненадолго задержалось у Ананьи, вернулось в казну, но вскоре было подарено другому удачливому придворному - боярину и дворецкому князю Алексею Михайловичу Львову, После его смерти в 1655 г. Ясенево опять стало дворцовым селом и оставалось во владении царей вплоть до 1690 г. Молодой Петр I пожаловал им своего тестя, боярина Федора (Иллариона) Авраамовича (Абрамовича) Лопухина (ум. в 1713 г.), особо оговорив, что он вправе распорядиться Ясеневом по своему усмотрению, только "в монастыри тое вотчину не отдавать"1.

Село не принесло Лопухиным счастья. Сам царский тесть по подозрению в участии в заговоре стрелецкого полковника И.Е. Цыклера был в 1697 г. сослан на дальнее воеводство в Тотьму; дочь - царица Евдокия Федоровна - была пострижена в монастырь; следствие по ее делу и делу сына Петра I царевича Алексея закончилось кровавыми казнями. В числе погибших на эшафоте был и тогдашний владелец Ясенева - брат бывшей царицы Авраам Федорович Лопухин (ум. в 1718 г.) вместе с друзьями и родственниками. Виселица с их трупами была убрана лишь в 1727 г., после кончины императрицы Екатерины I и возвращения Евдокии Федоровны ко двору. Тогда же конфискованное Ясенево возвратили одному из сыновей казненного вотчинника - Федору Авраамовичу (Абрамовичу) Лопухину (ум. в 1767 г.), впоследствии тайному советнику. В 1733 г. он получил разрешение соорудить в своей усадьбе вместо ветхой деревянной каменную церковь Петра и Павла, но по каким-то причинам строительство не состоялось. Лишь в 1751 г. Ф.А. Лопухин выхлопотал новое разрешение на строительство каменного храма, того самого, который существует и поныне2. По-видимому, почти одновременно в усадьбе были сооружены кирпичные господский дом и флигеля, поставленные перпендикулярно дому. Пространство между ними замкнула ограда.

В первой трети XIX в. ансамбль был перестроен. Флигеля дополнили мезонинами и классицистическими портиками с колоннами, а на барском доме появилась вышка бельведера. В таком виде усадьба просуществовала до 1924 г., когда дом сгорел вместе со всеми предметами обстановки, которые еще сохранялись в нем к тому времени. "Ясенево. Усадьбы этой больше нет, она ушла за несколько лет до смерти Владимира Васильевича (Згуры), - вспоминал сменивший его на посту председателя Общества изучения русской усадьбы искусствовед Алексей Николаевич Греч (Залеман, 1899 - не ранее 1936). - Здесь помнится старый дом с чертами елисаветинского барокко в кустах цветущей сирени, регулярный французский парк с деревьями-старожилами. Так и не пришлось туда съездить вновь, чтобы снять эту удивительно красивую усадьбу"3.

Руины дома начали разбирать в начале 1930-х гг. - на их месте предполагалось строительство здания дома отдыха. Но вскоре эта идея сошла на нет. Правда, от дома уцелел нижний цокольный этаж с остатками лестницы.

Во второй половине 1970-х гг. по проекту архитекторов Г.К. Игнатьева и Л.А. Шитовой на основе сохранившегося фундамента был выстроен новодел, который имитирует внешний вид дома на момент его строительства, то есть на середину XVIII в. В соответствии с этим замыслом были снесены мезонины и ампирные портики, до этого украшавшие флигеля. Поскольку материалов для воссоздания второго этажа дома оказалось недостаточно, использовались аналоги - усадебные дома в Глинках, Лопасне и других местах. Белокаменный декор заменил специальный бетон. В 1995 г. постройка была оштукатурена.

Существовал и второй проект, на наш взгляд более достоверный: восстановить здание таким, каким оно было в XIX - начале XX вв. Но он был отвергнут4. В итоге безвозвратно оказалась утрачена и историко-культурная среда Ясенева того времени.

К сожалению, при принятии решения не было учтено современное градостроительное положение усадьбы. Ее окрестности застроены с севера, юга и запада новыми панельными домами. Непомерно вверх разросшийся парк почти полностью закрывает вид главного дома.

В конце XVIII в. Ясенево принадлежало дочери одного из екатерининских статс-секретарей княгине Анне Григорьевне Белосельской, урожденной Козицкой (1767 - 1846)5 - второй жене просвещенного барина XVIII столетия, дипломата и писателя князя Александра Михайловича Белосельского (1752 - 1809). Среди его детей от первого брака была и знаменитая княгиня Зинаида Волконская, открывшая перечень блестящих образованных женщин своего времени. От этого периода истории Ясенева в усадьбе долгое время сохранялся портрет княгини Анны Михайловны Белосельской, урожденной Наумовой (1740 - 1796). Она была женой рано умершего старшего брата А.М. Белосельского, тоже дипломата (оба последовательно занимали одну и ту же должностъ посланника в Дрездене). Этот брак оказался неудачным. Анна фактически разошлась с мужем, а ее роман с двоюродным братом, бригадиром П.И. Самирским, кончился трагически - она умерла родами. Ее портрет - работа, видимо, крепостного живописца - был единственной картиной, оставшейся в Ясеневе от XVIII в.6 Очевидно, после продажи имения в 1801 г. другие фамильные портреты были вывезены, а этот, напоминавший о неприятной семейной истории, оставлен. Последующие владельцы его сохранили, что делает честь их художественным вкусам. После национализации Ясенева картина вместе с остальными живописными полотнами, частью библиотеки и вотчинным архивом была вывезена из усадьбы в Москву эмиссаром Музейного отдела Наркомпроса Владимиром Антоновичем Мамуровским (1890 -1974). По дороге он захватил и два ящика с книгами из соседнего имения Узкое7. К сожалению, современное местонахождение картин и архива из Ясенева не установлено.

С 1799 г. император Павел 1, пожаловавший А.М. Белосельскому командорский крест ордена Иоанна Иерусалимского, повелел ему в память о предках именоваться князем Белосельским-Белозерским. Однако в выданной князю доверенности на получение части денег за Ясенево, купленное в рассрочку за 169 тысяч рублей самим императором, двойного написания фамилии нет. Гибель Павла от рук заговорщиков не нарушила условия продажи, за долги отца сполна расплатился вступивший на престол Александр 1. Поскольку Ясенево никогда не значилось среди удельных земель, оно наверняка было приобретено царем не для себя лично, а для подарка, который воистину оказался царским. Точная дата покупки - 8 февраля 1801 г., а также имя следующего ясеневского помещика, генерал-адъютанта князя Павла Гавриловича Гагарина (1777 - 1850)8 позволяют предположить, что имение в тот же день было подарено его жене Анне Петровне, урожденной княжне Лопухиной (1777 - 1805), в годовщину их свадьбы.

Эпоха Павла поныне остается для нас загадочной. За его менее чем пятилетнее пребывание у власти произошли события, которые украсили бы и более долгое царствование. Ставший хрестоматийным упрек в самодурстве и тиранстве Павла во многом несправедлив. "Когда русское общество говорит, что смерть Павла была расплатой за его притеснения, оно забывает, что он теснил тех, кто раскинулся слишком широко, тех сильных и многоправных, кто должен был быть стеснен и обуздан ради бесправных и слабых. Может быть, и это была историческая ошибка его. Но какая в ней моральная высота!" - восхищался писатель В.Ф. Ходасевич, так и не успевший написать книгу о Павле. Император наводил порядок жестко, но вспомним, что и само время не отличалось излишней мягкостью.

Во время коронации в Москве в 1796 г. Павел отметил своим вниманием молоденькую Анну Лопухину. Симпатия оказалась обоюдной. Вскоре девушка была пожалована во фрейлины. Император по-рыцарски относился к предмету своего обожания. Он даже способствовал свадьбе Лопухиной со своим тезкой П.Г. Гагариным. Бракосочетание состоялось 8 февраля 1800 г. Императорская щедрость казалась безмерной: сто тысяч рублей, огромный, роскошно обставленный петербургский дом, бриллианты... А через год к этому перечню подарков, как видим, добавилось Ясенево.

Еще при жизни П.Г. Гагарина Ясенево перешло к его дальнему родственнику князю Сергею Ивановичу Гагарину (1777 - 1862), одному из основателей, а с 1844 г. президенту Императорского Московского общества сельского хозяйства. В Ясеневе он завел образцовый сад, тонкорунных овец и плодопеременное хозяйство.

В 1832 г. к церкви был пристроен придел Варвары - в честь жены помещика - Варвары Михайловны, урожденной Пушкиной (1776 - 1854). Он был разобран из-за покосившейся стены и непрочных сводов в начале 1860-х гг. в ходе реконструкции здания, выполненной по проекту художника Калугина. Придел собирались восстановить, но после смерти С.И. Гагарина, не дожившего до завершения работ, заменили другим приделом, во имя Параскевы Пятницы - покровительницы торговли. Одновременно колокольня была заменена новой, ныне существующей, и устроен придел Сергия Радонежского9.

От С.И. Гагарина Ясенево унаследовала его дочь Мария Сергеевна Бутурлина (1815 - 1902). Еще ранее она привела в порядок усадебную картинную галерею, по мере сил атрибутировав часть работ. На оборотах некоторых картин появились трогательные надписи вроде следующей: "Мария Афанасьевна Сеньдюкова взята в дом бабушкой моей Натальей Абрамовной Пушкиной, рожд. кн. Волконской. Родилась, должно быть, в 1795 г. Жила с тех лет сперва у бабушки Наталии Абрамовны Пушкиной, потом у дочери ея и матери моей княгини Варвары Михайловны Гагариной, рожденной Пушкиной, теперь у меня, и видит пятое поколение нашего семейства: Наталью Абрамовну, бабушку, княгиню Гагарину, мать мою, меня и братьев и сестер моих, детей моих и, наконец, внучат моих, всех и старших и малых любила горячо и за всеми четырьмя первыми поколениями неотступно ходила, как за здоровыми, так и за больными. Писала Марья Бутурлина рож (денная) Гагарина 29-го Сентября 1872-го года в селе Ясеневе"10. Ниже кто-то из детей М.С. Бутурлиной впоследствии добавил несколько слов о дальнейшей судьбе М.А. Сеньдюковой: "Она скончалась в Москве 22 декабря 1879 г. в доме Бутурлиных на Знаменке" (ныне д. 12/2).

Как и все остальные картины, происходившие из Ясенева, этот портрет затерялся, но уцелело его описание, сделанное неизвестным лицом при помещении части коллекции в хранилище Музейного фонда. М.А. Сеньдюкова была изображена молодой, со спускающимися на виски локонами, с рюшем вокруг шеи и серым шарфом на плечах. На портрете имелись подпись автора - французского художника Бушарди - и дата -1822 г. Отсюда следует, что на момент создания картины М.А. Сеньдюковой было около двадцати семи лет. Едва ли она успела к тому времени проявить все свои таланты, отмеченные М.С. Бутурлиной. Безусловно, М.А. Сендюкова не была ни крепостной, ни обычной служанкой, пусть даже очень любимой. Лица персон таких социальных категорий, пусть даже очень эффектные, не бывали моделями иностранных мастеров. Вызывает удивление надпись по-французски на портрете: "Королевский (или царский?) дворец N 82".

В 1902 г. Ясенево унаследовали сыновья М.С. Бутурлиной: Сергей (1842 - 1920), Дмитрий (1850 - не ранее 1917) и Александр (1845 - 1916) Сергеевичи Бутурлины. Два первых были кадровыми военными, вышедшими в отставку генерал-лейтенантами. А. С. Бутурлин, напротив, имел ученую степень кандидата права и был писателем. Он принимал участие в революционном движении 1850-х - 1860-х гг., знал многих выдающихся людей своего времени, в частности Л.Н. Толстого. Сыном А.С. Бутурлина был ученый зоолог и географ Сергей Александрович Бутурлин (1872 - 1938), имя которого также связано с Ясеневом.

Категория: Район Ясенево | Добавил: Пень (15.05.2008)
Просмотров: 1543

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Приветствую Вас Гость | RSS

Категории каталога
История района Ясенево [1]
Район Ясенево [15]
Случайная фотография
Форма входа
Логин:
Пароль:
Друзья сайта
Статистика



ЯсеньПень.ру © 2016